• Автор: Рада  
  • (29-12-2017, 13:00)   
  •   0   
  •  59 



Дочь всесильного князя Меншикова родилась 26 декабря 1711 года и умерла в этот же день 18-ю годами позже. Того, что пережила эта хрупкая девочка за столь короткий период, хватило бы на несколько насыщенных событиями жизней.

Можно ли назвать князя Александра Даниловича Меншикова везучим человеком? Большинство скажет, что безусловно. Без роду без племени, он поднялся до самых вершин государственной власти, нажил несметное состояние и, казалось, обеспечил себе и своим потомкам безбедную и приятную жизнь. Но колесо фортуны капризно, и «светлейший» рухнул с самых высот на дно, потянув за собой и всю свою семью.

Жертвами непомерного честолюбия и жажды власти Меншикова стали его супруга — княгиня Дарья Михайловна, две их дочери — княжны Мария и Александра, а также младший сын Сашенька. Почему же юный царь Петр II, оправляя в ссылку ненавистного «батюшку», не помиловал невинных детей и заставил их разделить участь опального князя? Все из-за того же властолюбия Меншикова. Он, будучи после смерти Екатерины I фактически правителем Российской империи, пожелал: пусть не он, так хоть внуки его займут трон Великого Петра. А сделать это проще простого — надо женить мальчика-царя Петра II на любимой дочери своей Машеньке. И нет проблемы в том, что невеста старше жениха на 5 лет, что Петр и Маша терпеть друг друга не могут, что давно есть у дочери любимый жених. «Для тебя же, дура, стараюсь! Дети твои наследниками будут, кто тогда посмеет нас, Меншиковых, тронуть?». Так объяснял Александр Данилович свою позицию рыдающей Маше. Через сто с лишним лет Пушкин напишет о том, что следующим этапом после «владычицы морской» является разбитое корыто. А тогда Меншиков видел себя прародителем императоров.

Невеста графа Сапеги

Маша Меншикова появилась на свет в одном из лучших петербургских дворцов и стала третьим ребенком в княжеской семье Меншиковых, но первым пережившим младенческий возраст — два старших брата ее умерли, не прожив и двух лет. С самого первого дня князь любил ее больше других своих детей и возлагал немалые надежды на будущее ее замужество. Жениха Машеньке стали подыскивать чуть ли не с пеленок. Александр Данилович перебрал немало претендентов и остановил свой выбор на Петре Сапеге, сыне великого гетмана Литовского Яна Сапеги. Подобный брак был выгодным для обеих сторон: гетман обещал поддержку Меншикову в его притязаниях на герцогскую корону Курляндии, а всесильный Меншиков, в свою очередь, мог быть очень полезен Сапеге в его стремлении получить польско-литовскую корону. Светлейший, думающий на несколько ходов вперед, конечно, был не прочь увидеть со временем свою дочь в роли королевы Польши.

В 1721 году, в возрасте 20 лет, Петр Сапега приезжает в Санкт-Петербург и поселяется во дворце Меншиковых, дабы получше узнать свою нареченную невесту. Той едва сравнялось 10 лет. По словам современников, Мария Меншикова была необыкновенно хороша собой, умна, общительна, могла поддержать светскую беседу. Она получила прекрасное для того времени образование — говорила на нескольких языках, умела танцевать и играть на музыкальных инструментах.

Петр Сапега был очарован, да и Маше понравился красивый статный юноша, но свадьбу пришлось отложить минимум на 5 лет из-за крайней юности невесты. Помолвка состоялась лишь в 1726 году в присутствии императрицы Екатерины I и всего двора. К тому времени Петр Сапега стал влиятельным царедворцем, будущее его казалось надежным и многообещающим. Императрица была благосклонна к молодым, пожаловала невесте 100 тысяч рублей и земли с крестьянами, Александр Данилович обещал приданое в 700 тысяч золотых — деньги по тем временам невиданно большие. Маша была влюблена и счастлива и не могла предвидеть, что в голове ее батюшки планы переменились — он уже видит гораздо более честолюбивую комбинацию, в которой чувства дочери в расчет не принимаются.

Под разными предлогами свадьба Петра и Марии откладывалась. К тому же у Маши внезапно появилась всемогущая соперница — Сапегой увлеклась сорокадвухлетняя императрица Екатерина. Она не могла прожить без него и дня, осыпала милостями и подарками, отписала ему дом в центре Петербурга со всею обстановкой. Он стал ее фаворитом, и идея его свадьбы с Марией Меншиковой перестала нравиться императрице. Она захотела женить его на своей племяннице, Софье Скавронской, чтобы постоянно держать под рукой.

Невеста императора

Александр Данилович, поняв, что карты сами плывут в руки, потребовал у Екатерины компенсации морального ущерба. И компенсация сия предполагалась невиданного размаха — вместо простого польско-литовского графа место жениха должен был занять наследник престола, внук Петра Великого 11-летний Петр Алексеевич. Императрица Екатерина, к тому времени уже смертельно больная, под давлением Меншикова подписала духовное завещание, в котором наследнику престола вменялось в обязанность жениться на княжне Меншиковой.

Как Маша пережила известие о потере любимого жениха и грядущей помолвке с наследником Петром — бог весть. По рассказам очевидцев, она упала в обморок. Однако её батюшка остался глух к переживаниям дочери и через неделю после смерти императрицы помолвка состоялась.

Новый император, 12-летний Петр II тоже не горел желанием жениться на этой «фарфоровой кукле» Машке Меншиковой. Она не разделяла его пристрастий к охоте и кутежам, не любила ассамблей и прочих массовых развлечений. После разрыва с любимым женихом девушка улыбалась мало, а уж смеющейся ее и подавно никто не видел. То ли дело тётушка императора Елизавета Петровна! Вот она-то как раз была душой двора того времени, и малолетний император питал к ней не только родственные чувства, втайне мечтая жениться именно на ней.

Однако противостоять всесильному Меншикову юный Петр в то время не мог. Светлейший поселил его в своем дворце и велел называть себя батюшкой. Приближенные Петра рассказывали, что мальчик горько плакал, когда разговоры заходили о помолвке с Марией, но, тем не менее, в мае 1727 года помолвка состоялась. Княжна Меншикова получила титул Императорского Высочества, свой двор, штат прислуги и огромную сумму на содержание всего этого великолепия — батюшка не скупился на подарки, деньги текли рекой. Однако вряд ли столь резкое возвеличивание могло бы порадовать или утешить Машу.

Свадьбе, однако, не суждено было состояться. Летом того же года Александр Данилович серьезно заболел, чем не преминули воспользоваться его недоброжелатели во главе с князьями Долгорукими. Они перетянули на свою сторону воспитателя императора Остермана, имеющего на Петра большое влияние. Император, давно уже ненавидящий «батюшку», контролирующего все его расходы и действия, поддерживаемый Долгорукими (которые действовали точь-в-точь как Меншиков, собираясь женить Петра на княжне Екатерине из своего рода), решил избавиться как от опостылевшего ему Меншикова, так и от ненавистной невесты, его дочери.

Весной 1728 года Верховный тайный совет лишил Меншикова всех должностей, чинов и орденов, а также отобрал в пользу казны гигантское состояние. Колосс оказался на глиняных ногах, и поддержать его было некому — всю свою жизнь он заботился в основном о процветании своем и своей семьи: друзей на таком уровне бывает мало, а вот врагов оказалось предостаточно.

В ссылке

В сентябре 1728 года Меншиков был заключен под домашний арест, после чего последовал указ о ссылке его со всем семейством в имение Раненбург под Рязанью. Впрочем, там он не задержался — следующим указом Меншиковым было велено отправляться в Сибирь, в Березов. С собой разрешалось взять только самые необходимые вещи и 10 человек прислуги. У Марии отобрали обручальное кольцо, подарок Петра II при помолвке. Вышел указ, в котором запрещалось упоминать имя царской невесты: «Чтобы впредь обрученной невесты, при отправлении службы Божией, не упоминать и о том во все государство отправить указы от Синода».

Три кибитки, обтянутые рогожей, отправились в Тобольскую губернию под охраной солдат. По дороге их догнал капитан с приказом обыскать путников, не везут ли они с собой чего недозволенного. У них отняли все, кроме вещей, что были на них надеты. Оставили также несколько предметов посуды, но ни одного ножа, ни одной вилки. Слуг тоже забрали. Когда подъехали к Казани, умерла княгиня Дарья Михайловна, не вынеся столь страшных изменений в своей жизни и тягот пути. Она почти ослепла от слез, но до самого конца не винила ни в чем своего мужа, князя Меншикова, которому много лет была верной и любящей женой.

Добравшись до Березова, Меншиковы поселились в местном остроге, так как больше остановиться им было негде. Известно, что несколько верных слуг все-таки последовали за своим господином в ссылку, невзирая на запрет императора. С их помощью Александр Данилович срубил дом, в который и переехал с детьми. Климат в тех местах был малоприятным: зимой лютый холод, летом жара, кругом болота, комары и гнус.

Вот так о жизни Меншиковых в Березове пишет Александр Дюма в книге путевых очерков «Из Парижа в Астрахань...»: «Старшей дочери, которая была просватана за Петра II, поручили готовить еду для всей колонии. Вторая дочь, которая позднее вышла замуж за сына герцога де Бирона, чинила одежду, стирала и отбеливала белье. Молодой человек охотился и ловил рыбу. Некий друг, имени которого ни Меншиков, ни его дети не знали, прислал им из Тобольска быка, четырех крутобоких коров и всякую домашнюю птицу, и ссыльные устроили неплохой скотный двор. Кроме этого, Меншиков завел огород, достаточный для того, чтобы на весь год обеспечивать семью овощами. Каждый день в часовне в присутствии детей и слуг он читал вслух общую молитву».

Известно, что Александр Данилович не слишком сокрушался о своем нынешнем положении. Он говорил: «С простой жизни начинал, простой жизнью и закончу». Но то, что из-за него страдают дети, не давало ему покоя. Особенно печалила его участь Марии. Он осознавал всю свою вину перед ней, понимая, что если бы не его непомерные амбиции, жизнь ее сложилась бы совсем по-другому. Но Маша, по примеру своей матери, никогда не осуждала отца. Она смиренно несла свой крест, никто не слышал от нее ни единой жалобы. Занималась черновой работой, вместе с сестрой Александрой шила покров на алтарь церкви, построенной отцом и братом, вечерами слушала, как отец читает Писание. Так проходили месяцы изгнания.

Красивая легенда

В ноябре 1729 в возрасте 56 лет умер Александр Данилович. По одним сведениям, причиной смерти была оспа, свирепствовавшая в тех краях, по другим — апоплексический удар. Похоронили его в построенной им церкви. Жителям Березова Данилыч запомнился простым и добрым человеком, ничем не походившим на знатного вельможу, в руках которого когда-то была судьба великой империи. Дети оплакали отца, а через месяц пришло новое горе — в день своего 18-летия умерла Маша. От лихорадки или от тоски — сейчас трудно сказать. Впрочем, есть еще одна, романтическая версия смерти старшей дочери великого Меншикова.

По легенде, представитель рода гонителей Меншикова, Федор Долгорукий, по подложному паспорту приехал вслед за опальной семьей в Березов. Он давно любил княжну Марию и, не вынеся разлуки, последовал за ней в ссылку. Здесь он просил у бывшего князя руки его дочери и тайно с ней обвенчался. Но счастье их было недолгим — Маша не смогла перенести смерть отца и преждевременно разродилась двойней. Не удалось выжить ни детям, ни матери. Говорят, что сто лет спустя в этих краях искали могилу Меншикова, а нашли могилу его дочери. В кедровом гробу хорошо сохранились останки молодой женщины, а сверху на крышке гроба стояли два маленьких гробика ее детей. После смерти Федора Долгорукова в Березовскую церковь по его завещанию прислали медальон с локоном светло-русых волос. Вероятно, это были волосы его жены, княгини Марии, в девичестве Меншиковой. Что здесь правда, что вымысел — установить не удалось.

Через некоторое время после смерти Марии новая императрица Анна Иоанновна вернула из ссылки брата и сестру Меншиковых. Александру удалось сохранить титул и часть состояния отца. Его сестру выдали замуж за брата Бирона, фаворита императрицы. Она умерла родами в возрасте 23 лет.

Фотографии и картинки данной статьи.

Два раза невеста, ни разу не жена
Написать Вконтакте


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
иконка